Вторник, 23.07.2019, 01:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Форма входа
Логин:
Пароль:

Главная » Статьи » Знать и понимать » Азы духовности

Мы и они, или только мы? Эмоциональная жизнь животных (часть 1).

Каждый человек и живое существо обладает священным правом на счастье весны.
Лев Толстой

Добро пожаловать в удивительный мир эмоциональности животных. Как ученый, который на протяжении более чем 30 лет изучал животные страсти и добродетели, я считаю себя очень везучим. Я люблю то, чем занимаюсь. Я люблю изучать животных и делиться с другими тем, что открывают мои коллеги и я сам. Наблюдаю ли я животных или работаю с ними непосредственно, я вношу вклад в науку и одновременно развиваю социальные взаимоотношения между миром людей и миром животных, и для меня между этими двумя действиями не существует никакого конфликта.

 

Область эмоциональной жизни животных, которая является лишь одной из областей в рамках более широкой научной дисциплины, когнитивной этологии, изучающей сознание животных, — сильно изменилась за последние 30 лет. Когда я только начинал свою работу, большинство исследователей того времени в основном были скептиками, которые занимали себя вопросом, чувствуют ли что-нибудь собаки, кошки, шимпанзе и другие животные?

Поскольку чувства нельзя рассмотреть под микроскопом, эти ученые ничего не обнаруживали — и я люблю говорить: как я рад, что не был их собакой! Говоря откровенно, скептиков сегодня все меньше и меньше, и, несмотря на то, что дебаты по поводу того, «существуют ли эмоции у животных», по-прежнему возникают, есть более значимый вопрос: почему эмоции у животных эволюционировали именно так, а не иначе? На самом деле, парадигма расширяется в том смысле, что бремя доказательства чаще ложится на тех, кто до сих пор настаивает на том, что животные испытывают эмоции. Мне и моим коллегам больше не приходится приводить осторожные цитаты, описывая понятия «грустный» или «счастливый», когда мы говорим об эмоциональной жизни животных. Если ваш пес Фидо кажется вам злым или испуганным, мы можем утверждать это с той же уверенностью, с какой обсуждаем эмоции человека. Научные журналисты и обычная пресса регулярно публикуют истории и репортажи о том, как радуются крысы и грустят слоны, при этом никто не удивляется.

Плох тот биолог, который возражает против существования эмоций у животных. Научные исследования эволюционной биологии, когнитивной этологии и социальной неврологии поддерживают точку зрения, что многочисленные и разнообразные животные живут богатой и глубокой эмоциональной жизнью. У различных видов эмоции эволюционировали как адаптация к условиям окружающей среды и служили своего рода социальным клеем, помогая животным устанавливать связи друг с другом. Эмоции также катализируют и регулируют огромное количество социальных взаимодействий между друзьями, возлюбленными и соперниками, позволяя животным адаптивно защищать себя и свободно использовать разнообразие поведенческих моделей в различных условиях.

Хорошо принимаемые идеи Чарльза Дарвина об эволюционной непрерывности, которая подразумевает, что различия между видами — это лишь различие в степени признака, а не в качестве, — решительно настаивает на наличии у животных эмоций, эмпатии (способности к сопереживанию. — Ред.) и морального поведения. На практике эта непрерывность «соединяет вместе различные точки эволюции» среди разных видов, выявляя сходство похожих признаков, в том числе личные переживания и чувства. То, что мы узнали об эмоциональной жизни животных и проявлении эмпатии, хорошо сочетается с тем, что мы знаем об образе жизни различных видов — о сложности их социальной сети и социальных взаимодействий. Эмоции, эмпатия, понимание того, что хорошо, а что плохо, являются ключевыми условиями выживания, без которых животные — как человек, так и нечеловекообразные создания — просто погибнут. Вот почему они имеют такое значение.

Но жизнь всегда преподносит нам сюрпризы. Когда нам кажется, что мы уже все узнали, появляются новые научные данные и случаи, которые заставляют нас еще раз задумываться о том, что нам уже известно, и пересматривать свои стереотипы. Например, не успел я получить гранки данной книги, как мне на глаза попалась история, опубликованная в журнале «Новый ученый» («NewScientist») и посвященная эмоциям китов. В статье говорилось о том, что в мозге горбатых китов, китов-полосатиков, дельфинов-косаток и кашалотов содержатся веретенообразные клетки, такие же, какими обладает мозг человека, и находятся они в одной и той же области.

Данная область мозга отвечает за социальную организацию, сочувствие, интуитивное восприятие чувств других особей, а также за мгновенные, инстинктивные реакции. Веретенообразные клетки, которые, как всегда считалось, есть только у человека и других высших приматов, судя по всему, играют важную роль в формировании эмоций. И оказалось, что по наличию этих клеток киты превосходят человека.

Все млекопитающие (включая человека) имеют нейроанатомические структуры и нейрохимические пути, необходимые для выражения чувств, но все ли животные чувствуют одно и то же? Исследования показали, что мыши — очень сочувствующие грызуны, но в то же время они очень любят повеселиться. Мы также слышим рассказы об игуанах, ищущих удовольствия, лошадей с чувством юмора, влюбленных китах, слонах, страдающих от психологических травм прошлого и посттравматических расстройств; об осиротевшем ослике, горюющей выдре, о сердитых бабуинах, чувствующей рыбе и собаке с острым зрением, которая служила «поводырем» для своего собачьего приятеля.

В то время, как мы ожидаем обнаружить близкие, продолжительные и любящие взаимоотношения, формирующиеся между членами одного вида, такая, кажущаяся невозможной, дружба формируется между представителями совершенно далеких друг от друга видов, даже между животными, которые в нормальной жизни являются хищником и жертвой! Например, как это скучилось с Аоханом, крысиной змеей, который подружился с серым хомячком по имени Гохан, в токийском зоопарке Митцугоро Окуку.

Если хомяк и змея могут стать друзьями, почему люди не могут подружиться с остальным животным миром? Конечно, это все время происходит. Но в подобных взаимоотношениях принимают участие не только человеческие эмоции — эмоции животных также привлекают и привязывают нас. Когда в августе 2006 года я читал серию лекций в Институте помощи собакам в Санта Роса, Калифорния, мне довелось наблюдать взаимоотношения людей с различными физическими ограничениями и собаками, которые были их спасательным тросом в жизни. Как мне удалось выяснить, подметив мельчайшие, жизненно важные детали этих взаимоотношений, которые проявлялись в голосе и движениях, каждый человек и его (ее) собака демонстрировали крепкую и взаимную социальную связь, которая явно была основана на взаимном уважении и взаимных чувствах. Оба существа, как человек, так и собака, разделяли друг с другом эмоциональную привязанность, которая вышла далеко за рамки «обычной тренировки».

Я часто начинаю свои лекции с вопроса: «Есть ли кто-нибудь в этой аудитории, кто считает, что у собаки нет чувств? Что они не испытывают радость или грусть?» Я никогда не слышал уверенного ответа на этот вопрос, даже на научных собраниях, хотя иной раз вверх медленно поднимаются одна-две руки, неуверенно останавливаясь на середине пути, пока человек оглядывается по сторонам, не смотрит ли на него кто-нибудь. Но когда я спрашиваю: «Кто из вас верит в то, что собаки имеют чувства?» — тогда почти вся аудитория активно машет руками, люди улыбаются и кивают, энергично выражая свое согласие. Если у вас в доме живет собака, вы знаете из первых рук, что животные наделены чувствами — это очевидно. Мы отмечаем их чувства, наблюдая за их поведением, которое направляется стимулами, аналогичными тем, которые характерны для нашей собственной эмоциональной жизни, и все это очень достоверно. И я счастлив сообщить, что сегодня большинство ученых соглашается с тем, что уже давно очевидно для всех остальных людей.

Признание существования эмоций у животных очень важно, поскольку чувства у животных имеют значение. Животные — чувствующие существа, которые переживают взлеты и падения повседневной жизни, и, взаимодействуя с ними, мы должны относиться к этому с уважением. Животные — это не просто наши товарищи, которые живут рядом с нами, о которых мы заботимся и любим. Это также миллиарды одомашненных животных, которые живут на фермах и отправляются на скотобойни, обеспечивая нас одеждой и питанием. Это дикие животные, с которыми мы сталкиваемся в природе и которые пытаются вписаться в наш перенаселенный мир.

Наши взаимоотношения с животными — это сложный, двусторонний процесс, полный испытаний и разочарований, и мы должны постоянно пересматривать свои взаимоотношения со своей родней в животном мире. Подобная переоценка означает, что мы должны задавать себе трудные вопросы, чтобы быть уверенными в том, что наши действия находятся в соответствии с нашими убеждениями и пониманием. Поэтому я часто спрашиваю исследователей, которые проводят инвазивные (хирургические и т. п. — Ред.) испытания на животных, или людей, работающих на фермах: «Вы бы сделали то же самое со своей собакой?» Кого-то этот вопрос обескураживает, но это очень важный вопрос, на который необходимо ответить самим себе. Если мы не хотим совершать чего-либо по отношению к животным, живущим рядом с нами, но ежедневно продолжаем делать это с мышами, крысами, обезьянами, свиньями, коровами, слонами и шимпанзе, или даже с чужими собаками и кошками, мы должны спросить себя — почему.

Человек обладает огромной силой, чтобы повлиять на мир любым способом, который выберет. День за днем мы продолжаем замалчивать наличие чувств у бесчисленного числа животных. Однако нам известно, что мы не единственные чувствующие существа на этой планете, и вместе с этим знанием приходит огромная ответственность и обязанность обращаться с другими созданиями с уважением, благодарностью, состраданием и любовью. Как бы то ни было, можно не сомневаться в том, что, когда мы задаемся вопросом, как мы можем или не можем поступать по отношению к другим животным, — именно их эмоции должны стать для нас руководством в наших дискуссиях и поступках, а это значит, что мы всегда можем сделать для них нечто большее. Это книга-надежда, смотрящая в будущее, которая настаивает на том, что мы должны мыслить образно, когда общаемся с другими животными.

Эмоции — это подарок наших Предков. Ими обладает не только человек, но и другие животные, и мы никогда не должны забывать об этом.

 

Примеры эмоций у животных и их значение

Многие животные открыто, публично выражают свои чувства, их может видеть каждый. И если мы внимательны, то все, что мы видим снаружи, расскажет нам о том, что происходит в голове и сердце любого живого существа. И, как мы вскоре увидим, тщательные научные исследования подтверждают то, что интуитивно нам уже известно: животные испытывают чувства, и их эмоции так же важны для них, как наши для нас.

Несколько лет назад мы с моим другом Родом катались на велосипедах вокруг Боулдера (Колорадо) и вдруг заметили очень любопытную сценку встречи пяти сорок. Сороки принадлежат к виду врановых, очень умному семейству птиц. Одну из сорок сбила машина, и, мертвая, она лежала на дороге. Остальные четыре столпились вокруг нее: одна подошла к мертвому телу и мягко потыкалась в него клювом — точно так, как слон ощупывает хоботом тело другого, погибшего слона — и отошла. Другая сорока проделала то же самое. Затем одна из птиц улетела и вернулась, неся с собой пучок травы. Траву она положила возле тела сбитой сороки; другие сороки сделали то же самое. Затем все четыре сороки замерли на некоторое время, как будто в минуту молчания, и одна за другой улетели.

Понимали ли эти птицы, что делают? Выражали ли они свое птичье уважение погибшему товарищу? Или они вели себя так, как будто им было не все равно? Может быть, они всего лишь действовали автоматически? Для меня самыми адекватными ответами на эти вопросы будут: да, да, нет, нет. Рода поразило то, насколько продуманным было поведение птиц. Он спросил меня, является ли такое поведение типичным для сорок, и я сказал ему, что никогда ничего подобного не видел и не встречал никаких публикаций о поведении сорок в моменты горя. Мы не можем знать, что именно они думали и чувствовали, но, наблюдая за их действиями, сложно было не поверить в то, что они по-своему, по-сорочьи, оказывали последние почести своему другу.

Несмотря на то, что я посвятил три десятилетия изучению разных видов животных, я никогда не переставал учиться у тех особей, с которыми встречался. Рядом с моим домом в горах за пределами Боулдера (Колорадо) живут красные лисицы. Когда я смотрю в глаза красной лисицы, которая сидит напротив меня и смотрит, как я печатаю, или когда я наблюдаю за щенками лисиц, которые играют друг с другом, или за лисицей, потерявшей своего друга жизни, — я ничего не могу поделать с собой и начинаю глубоко задумываться о том, каково это — быть лисицей и делить со мной территорию этого холма. На прилегающих к холму землях обитает множество животных: койоты, горные львы, дикобразы, еноты, черные медведи, огромное разнообразие птиц, ящериц, а также собаки и кошки. И на протяжении всех этих лет все они были моими учителями.

Размышляя об эмоциональном мире животных, я также не переставал задаваться вопросом: а как насчет насекомых? Есть ли эмоциональная жизнь, например, у комаров? Конечно, у комаров совсем крошечный мозг и недостаточный ресурс нервной системы, необходимый для развития эмоций, поэтому на этот счет возникают сомнения. Но на самом деле мы не знаем, как обстоит дело в действительности. Возможно, однажды мы найдем способ это выяснить. Однако намного важнее ответить на вопрос: изменит ли это что-нибудь для нас? Это могло бы что-то изменить, но тогда нам следовало бы задаться вопросом, имеет ли для нас значение, обладают ли животные эмоциями? Знание того, что животные испытывают чувства, — и обладая способностью понимать, когда они испытывают радость, горе, ревность или гнев, — мы учимся общаться с ними и принимать во внимание их взгляд на мир, когда мы с ними взаимодействуем. Знание переживаний живых существ должно влиять и на то, в каком свете мы представляем их себе, как относимся к ним и как обращаемся с нашими друзьями из животного мира.

 

ТОЛСТАЯ ШКУРА И НЕЖНОЕ СЕРДЦЕ: СЛОНИХА БЭБИЛ И ЕЕ ПРЕДАННЫЕ ДРУЗЬЯ

Недавняя поездка в Кению и Танзанию открыла для меня мир слонов, одних из самых удивительных существ, которых мне когда-либо приходилось видеть. Наблюдая вблизи большие группы слонов, я мог ощущать их величественное присутствие, осознанность поведения и их эмоции. Этот непосредственный опыт разительно отличался от наблюдения за слонами, содержащимися в неволе. Ведь они, как правило, живут одни, ограниченные клеткой, в неестественных условиях зоопарка. Мое же путешествие в их глубоко одухотворенный мир природы было вдохновляющим и преображающим.

Когда мы наблюдали за группой диких слонов, живущих в резервации Самбуру, в Северной Кении, мы заметили, что одна из слоних, по имени Бэбил, идет очень медленно. Мы поняли, что она травмирована и поэтому не может идти быстро. Однако мы также заметили, что слоны из ее группы не оставляли ее — они ее ждали. Когда я спросил об этом нашего гида, специалиста по слонам Ийена Дугласа-Гамильтона, он сказал мне, что эти слоны всегда ждут Бэбил, и они делают это уже много лет. Они шли вперед, затем останавливались и оглядывались по сторонам, чтобы посмотреть, где находится Бэбил. В зависимости от того, как у нее обстояли дела, они либо шли дальше, либо ждали ее. Ийен сказал мне, что матриарх рода даже иногда кормила ее.

Почему другие слоны стада вели себя таким образом? Бэбил мало что могла для них сделать, поэтому казалось, что нет никакой видимой причины или практической пользы от того, что они помогали ей. Единственный объективный вывод, который мы могли сделать: другие слоны из чистого альтруизма заботились о Бэбил и подстраивали свое поведение таким образом, чтобы у нее была возможность оставаться с группой.

Дружба и сочувствие идут рядом, рука об руку, и друзья Бэбил — не единственный тому пример. В октябре 2006 года в маленькой деревушке на востоке Индии группа из 14 слонов прочесывала деревню в поисках пропавшего члена группы, который упал в канаву и утонул. Жители деревни уже похоронили 17-летнюю слониху, однако тысячи людей были вынуждены покинуть свои дома, пока слоны еще больше трех дней буйствовали и метались по деревне в поисках пропавшего товарища.

 

СЕРДЦЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ

В сентябре 2006 года состоялась встреча, посвященная благополучию животных, которая назвалась «Сердце вопроса». Приятно осознавать, что ученые, наконец, стали использовать слово сердце, поскольку сердце действительно имеет значение.

Я изучаю эмоции животных, и я люблю то, чем занимаюсь. На протяжении своей деятельности я изучал множество разнообразных животных — койотов, волков, собак, пингвинов Адели, брызгунов, западных вечерних дубоносов, Стеллеровых соек — и я бился над можеством вопросов, таких как социальное поведение и социальная организация, развитие коммуникации в социуме, игрой, защитным поведением против хищников, агрессией, родительским поведением и моралью среди животных. Для меня невозможно отрицать наличие эмоций у животных, к тому же теперь это подкрепляется современными познаниями в области их поведения, данными нейробиологии и эволюционной биологии.

Ha самом деле, исследования эмоций животных — это динамично развивающаяся область науки, интерес к которой не падает ни у профессиональных ученых, ни у простых людей. В марте 2005 года около 600 людей более чем из 50 стран собрались в Лондоне на примечательной встрече, проводимой организацией «Сострадание в мире фермерского треста», чтобы больше узнать о том, что чувствуют живые существа, о сознании животных и их эмоциональной жизни. В октябре 2006 года в Рио-де-Жанейро организация «Мировое сообщество за защиту животных» организовала конференцию, чтобы обсудить вопрос улучшения условий содержания животных на фермах и в исследовательских лабораториях. Организаторы ожидали приезда 200 людей, но больше половины присутствующих приехали преимущественно из самой Бразилии и окружающих ее стран. Широкий отклик на встречи в Лондоне и Рио показывает, что для нас давно настало время принять как данность эмоциональную жизнь животных.

Истории об эмоциональной жизни живых существ и наших непростых взаимоотношениях с ними все чаще появляются в периодической печати, от научных журналов, таких как «Наука», «Природа», «Тенденции в экологии и эволюции», от «Деятельности Академии наук» до «Нью-Йорк Таймс», в «Психологии сегодня», «Ученый-американец», «Время», «Экономист», и даже в «Ридерс дайджест». Эмоциональная жизнь животных стала объектом внимания удивительно популярного фильма «Марш пингвинов». Выпущенный в свет в 2005 году, этот документальный фильм остро отображает чувства пингвинов и показывает, какие страдания они испытывают, но, вместе с тем, как они выдерживают самые тяжелые испытания, пока заботятся о своих яйцах и молодняке.

Тем не менее, несмотря на растущее число научных доказательств наличия эмоций у животных и широкое распространение этой веры среди населения, незначительное меньшинство в научном мире все еще настроено скептически. Кто-то до сих пор сомневается, что у животных существуют эмоции, другие же почему-то убеждены в том, что эмоции животных должны быть менее развиты, чем у человека. Такие взгляды кажутся мне устаревшей и даже безответственной точкой зрения, и главная цель, которую я ставлю перед собой в этой главе — и во всей своей книге, — показать, что эмоции животных существуют, что они имеют значение для человека и что они должны оказывать влияние на то, как мы обращаемся с нашими друзьями из животного мира.

Обсуждая эмоции животных, я уделяю внимание главным образом поведенческим данным или забавным историям, которые переплетаются с последними открытиями в социальной неврологии. Такое сочетание здравого смысла и научных данных — то, что я называю «здравым смыслом науки», — является серьезным доказательством существования эмоций у животных. Поскольку истории пронизывают все мое повествование, я привожу научные данные лишь в качестве минимально необходимого обоснования.

Но раз уж мы признаем существование эмоций у животных и то, что они имеют значение, — то, что признает уже большинство людей, — тогда что из этого следует? Очевидно, что мы должны принять во внимание этический момент: мы должны взглянуть на свои действия и понять, сочетаются ли они с нашими убеждениями и знаниями. Я абсолютно убежден в том, что этика всегда должна консультировать науку. Нам всегда следует прилагать усилия к тому, чтобы сочетать наши знания и действия с состраданием. На самом деле, в этом и состоит сердце вопроса.

 

ЕСЛИ ЖИВОТНЫЕ ЧУВСТВУЮТ ТО, ЧТО ОНИ ЗНАЮТ? У ЖИВОТНЫХ ЕСТЬ СВОИ СЕКРЕТЫ, НО ИХ ЧУВСТВА ОЧЕВИДНЫ

Нежелание современных философов и ученых принять точку зрения на животных как на существа, обладающие сознанием, говорит прежде всего об их философии и науке, а не о животных.
Дэйл Джемисон

Когда животные лают, воют, мурлычут, скулят, хрюкают, смеются или визжат — это что-то значит для них, и то, что они говорят, должно представлять интерес и для нас тоже, ведь их чувства имеют значение. Линн Шарп в своей замечательной книге «Такие же, как мы?» показывает, что заботы и интересы животных имеют для них такое же значение, как наши для нас. Их хвосты говорят нам о том, что животные чувствуют, той же цели служат всевозможные позы, жесты, походка, выражения мордочек, звуки и запахи. Иногда мне очень хочется иметь хвост и такие же подвижные уши, чтобы я мог более успешно общаться с собаками и другими животными, чьи хвосты и уши так много говорят о том, что они думают и чувствуют. Бешено крутящийся или повисший между лап хвост животного позволяет нам проникнуть в мир их чувственного восприятия.

Что знают животные и насколько развитым самосознанием обладают — все это предмет широких и, как правило, жарких дискуссий. Растет число научных доказательств, подтверждающих, что они знают достаточно много, но трудности в коммуникации между видами не дают возможности когда-либо выяснить, насколько много. Моя отправная точка зрения относительно эмоций у животных и их чувствования очень проста — у животных всегда будут свои секреты, но их эмоциональный опыт очевиден. Другими словами, мы знаем, что многочисленные животные испытывают целую гамму эмоций, часть из которых, такие как сочувствие, требуют определенного уровня сознательного мышления. С некоторыми животными, такими как шимпанзе, дельфины и слоны, проводились эксперименты, показавшие, что все они обладают самосознанием. Некоторые из них могут испытывать благоговение, а иные являются существами с моралью и хорошо отличают «плохое» от «хорошего».

Конечно, в этом смысле существуют межвидовые различия. Следует ожидать вариаций, вызванных социальными, экологическими и физическими факторами. Однако, несмотря на некоторые принципиальные отличия, существуют сравнительно общие характеристики. Одной из распространенных мерных шкал является «относительный размер мозга» (размер мозга в соотношении с размерами тела), более того, большинство исследователей соглашаются в том, что, при сравнении видов, размер мозга влияет на вариации в различных аспектах поведения, включая антихищническое поведение и пищевые стратегии. Однако что именно означают эти различия, большей частью остается тайной. И при этом не существует никаких доказательств того, что животные с меньшим объемом мозга не живут богатой эмоциональной жизнью. В связи с тем, что они обладают древней частью мозга, играющей важную роль в формировании эмоций у человека, а именно лимбической системой, включающей в себя миндалевидное тело, называемое амигдала, — сосредоточиваться лишь на относительном размере мозга было бы заблуждением. Нам, видимо, стоит заострить свое внимание на том, что общего у нас с другими животными, и при этом совсем не обязательно знать, насколько велико это сходство. Мозг мышей, собак, слонов и человека значительно отличается в размерах, но все эти виды демонстрируют в своем поведении радость и сочувствие.

К сожалению, неверные представления о сознании животных не исчезают, особенно из популярной литературы, которая предлагает не поддерживаемые в научном мире представления о сознательных, эмоциональных и сочувственных возможностях животных. Например, гарвардский психолог Дэниел Гилберт в своем популярном бестселлере «Споткнувшись о счастье» утверждает, что «животное по имени человек — это единственное животное, которое думает о будущем» (курсив Гилберта), и что это «отличительная черта человека». Но только прожженные скептики, сомневающиеся в существовании эмоций у животных, будут утверждать подобное. Есть и другие. На сегодня существуют в буквальном смысле тома данных, показывающих, что животные различных видов думают о своем будущем: от мексиканских соек, красных лисиц и волков, прячущих пищу, чтобы позже подкрепиться ею, до низкоранговых шимпанзе или волков, которые в присутствии высокоранговой особи притворяются, что не видят лакомых кусочков, а затем возвращаются для того, чтобы съесть их, пока доминантное животное отсутствует. Мы уже говорили о Джеральде Хефере, который в своей книге «Сострадательный мозг» утверждает, что способность к состраданию выделяет человеческий мозг среди других нервных систем, — несмотря на обилие научных данных, показывающих, что это не так.

В заключение можно сказать, что истина очень проста: собака переживает богатый сознательный и эмоциональный опыт, характерный для собак. Этологические исследования и исследования в социальной неврологии показывают, что человек не является единственным обладателем эмоциональной сферы. И собаки, и многие другие животные могут чувствовать себя счастливыми, грустить и раздражаться. За них говорят их хвосты. Кроме того, животные общаются с нами миллионом различных поведенческих способов — с помощью позы, жестов, походки, а также с помощью ртов, хвостов, глаз, ушей и носов.

 

ЛЮДИ И ЖИВОТНЫЕ. РАЗДЕЛЯЯ ДРУГ С ДРУГОМ ЭМОЦИИ И ЖИЗНИ

Эмоции животных — очень значимый вопрос. Присутствие рядом с нами животных, свободно проявляющих свои эмоции и сочувствие, является решающим фактором для благополучия человека. Эмоции животных важны для нас, потому что живые существа нужны нам в нашей жизни. Они помогают нам. Мы привязываемся к ним именно потому, что они испытывают чувства; в отсутствие общего языка эмоции становятся, возможно, наиболее эффективным способом межвидового общения. Мы можем разделять эмоции, понимать язык чувств, вот почему у нас формируются глубокие и длительные социальные связи с другими существами. Эмоции — это клей, который скрепляет; он катализирует и регулирует социальное взаимодействие у животных и человека.

В своей книге «Целительная сила домашних любимцев» ветеринар Марта Беккер показывает, как домашние животные помогают людям оставаться здоровыми и счастливыми — они помогают лечить людей в домах престарелых, больницах и школах. В своей работе «Родственные души» ветеринар-холист Аллен Скоен выделяет 14 конкретных случаев благотворного влияния животных на человека. В первую очередь — общение с животными может снять стресс, что выражается в снижении артериального давления, повышении самооценки у детей и подростков, повышении процента выживаемости у жертв инфарктов, улучшении жизни пожилых граждан. Близкие контакты с животными помогают развить гуманистические установки у детей, обеспечить эмоциональную устойчивость у воспитанников, заметно снижают спрос на терапевтов-специалистов по легким заболеваниям (в программе «Страхование здоровья престарелых») и уменьшают чувство одиночества у детей предподросткового возраста. Мишель Ривера в книге «Гончие для хосписов» приводит многочисленные истории о собаках и кошках, которые помогают людям, находящимся на пороге смерти.

Недавние исследования показали, что визит дружелюбного щенка может стать хорошим лекарством для больного сердца. В исследовании группы из 64 пациентов с заболеваниями сердца, сформированной путем случайной выборки, исследователи УКЛА обнаружили, что показатель тревожности у тех пациентов, кто общался с собаками (независимо от породы), снизился в среднем на 24 процента. Собака в течение 12 минут лежала на кровати пациента, и он мог гладить ее и чесать за ухом. «Исследование показывает, что даже кратковременный контакт с собакой оказывает положительный физиологический и психологический эффект на пациентов, которые хотели этого», — сказала Кейти Коул, сестра клиники медицинского центра УКЛА.

Подобным образом заключенные женской исправительной колонии, Колорадо, моего родного штата, имеют возможность заботиться и жить рядом с собаками, которые располагаются на ночлег в местном приюте для животных.

Процесс прогулки с собаками, уход за ними и уборка оказывают невероятно положительное влияние на каждого — заключенных, собак и сотрудников тюрьмы.

Истории о диких животных и их компаньонов-людей — и другие межвидовые отношения — как эхо вторят результатам этих исследований. Львы, эти величественные плотоядные и сильные хищники, тем не менее, также демонстрируют сострадание, симпатию и сочувствие в самых непредвиденных формах. Однажды в Эфиопии три льва спасли 12-летнюю девочку от укравших ее бандитов. Сержант Вондиму Ведахо рассказывает: «Они охраняли ее, пока мы ее не обнаружили, затем просто оставили ее как подарок и ушли обратно в лес». Стюарт Вильямс, эксперт по вопросам дикой природы из Национального министерства развития сельской местности, сказал, что девочка выжила только потому, что плакала от боли из-за травмы, полученной во время нападения. Вильямс сказал: «Хныканье маленькой девочки львы ошибочно могли принять за мяуканье львенка, что, в свою очередь, объясняет, почему они (львы) ее не съели. В другой ситуации все могло бы быть иначе». В описанном случае трое из четверых преступников были пойманы.

Вот одна из многочисленных историй о том, как дельфины помогают людям в море. В Новой Зеландии стая дельфинов окружила группу купальщиков защитным кольцом, чтобы отразить атаку большой белой акулы. «Они стали собирать нас вместе: собрав вместе всех четверых, они стали описывать вокруг нас тесные круги», — сказал Роб Хоус, один из купальщиков. В подобных историях мы видим, как сострадательное присутствие животных может оказать прямое и немедленное влияние на наше благополучие и даже выживание.

Кажется странным, что животные нарушают свой привычный ритм жизни, чтобы позаботиться о нас, но на этом история не заканчивается. Некоторые взаимоотношения, которые устанавливаются у животных, кажутся просто невозможными. Например, в резервации Самбуру (Северная Кения) было отмечено пять случаев, когда львицы усыновляли детенышей антилопы, обычно любимую пищу льва. В токийском зоопарке Митцугуро ококу крысиная змея, самец по имени Аохан, подружился с золотистым хомячком Гоханом. Хомячки обычно предлагались Аохану в качестве пищи; как-то он отказался есть замороженных мышей, и тогда смотрители зоопарка решили, что живой хомяк покажется ему более аппетитной пищей. Однако змея отказалась есть хомячка и предпочла разделить с ним свою клетку; теперь Гохан иногда даже спит на спине у Аохана. Несмотря на то, что Аохан по-прежнему поедает замороженных грызунов, он так и не выказывает никакого интереса к тому, чтобы съесть своего друга. Казуя Ямамото, смотрительница зоопарка, говорит: «Кажется, Аохану очень нравится компания Гохана».

А как быть с историей о рыбке? — Мэри и Дэн Хит утверждают, что их взрослый золотистый ретривер Чино стал лучшим другом 3-сантиметровой рыбки кои по имени Фальстаф. На протяжении последних шести лет пара регулярно встречается на краю пруда, где живет Фальстаф. Каждый день, когда приходит Чино, Фальстаф подплывает к поверхности пруда и начинает клевать лапы Чино. Пока Фальстаф приветствует друга, Чино озадаченно и с любопытством смотрит вниз на ее действия. Их близкая дружба невероятна и очаровательна, и это впечатляющая демонстрация того, насколько в действительности важен контакт с другими существами.

У меня есть много личных историй, отражающих подобные взаимодействия, и двумя из них я поделюсь с вами, они — о моем давнем добром друге собаке Джефро. Однажды, когда Джефро было около двух лет, он играл во дворе, а потом прибежал к парадной двери, ожидая, когда его впустят. Когда он сел там, я заметил маленький пушистый комочек у него во рту. Моей первой реакцией было: «О, нет, он убил птичку». Но, когда я открыл дверь, Джефро выплюнул к моим ногам молодого, очень живого зайчонка, который весь был мокрым от его слюны. Я не заметил у него никаких повреждений, но все же решил подержать у себя, пока не буду уверен, что он сможет выжить самостоятельно. Я назвал маленькую зайчиху Банни. Скорее всего, мать Банни исчезла: может быть, ее съел койот, красная лисица или пума. Джефро смотрел на меня широко распахнутыми глазами, явно ожидая похвалы за то, что был таким хорошим другом зайчишке. В ответ я погладил его по голове и почесал ему брюшко.

Когда я собрал коробку, одеяло и еду для Банни, Джефро очень оживился. Он старался выхватить ее у меня из рук, скулил и следовал за мной, следя за каждым моим движением. Когда я собрался уходить, то позвал Джефро, но он не пошел за мной. Я подумал, что он хочет забрать Банни или ее еду, но он никогда этого не делал. Он лишь непрерывно, в течение многих часов, присматривал за ней, очарованный тем, как этот маленький пушистый комочек постепенно начинает ориентироваться в своем новом доме. Он даже спал рядом с Банни, и на протяжении следующих двух недель, пока я нянчился с ней, чтобы она поправилась, Джефро ни разу не причинил ей вреда. Более того, Джефро взял Банни на свое попечение, и все его внимание было направлено на то, чтобы не допустить, чтобы кто-нибудь обидел ее. Даже в тот день, когда пришло время вернуть Банни на волю, чтобы она смогла начать жизнь взрослого зайца, Джефро просто наблюдал за тем, как она внимательно осмотрелась, а потом медленно ускакала.

Через девять лет после этого случая Джефро снова принес во рту мокрый комочек. Хм-м-м, — гадал я, — еще один заяц? На этот раз комочек оказался маленькой птичкой, которая была оглушена, ударившись об оконное стекло. Несколько минут я держал ее в руках, пока к птичке не вернулись чувства, и Джефро с неподдельным интересом наблюдал каждое ее движение. Когда мне показалось, что она готова улететь, я посадил ее на перила крыльца. Джефро подошел, обнюхал, отошел назад и смотрел, как она улетает.

Джефро любит животных, и двоих даже спас от смерти. Ему ничего не стоило бы съесть их — но вы же не станете есть своих друзей.

Когда животные выражают свои чувства, они как будто выливают воду из кувшина. Эмоции животных естественны, неотфильтрованы рассудком и не поддаются контролю. Их радость — самая чистая и заразительная радость, а их горе — глубочайшее и опустошающее. Их переживания заставляют нас в восхищении и сочувствии преклонить колени. Если бы животные не проявляли свои чувства, вряд ли человек так привязывался бы к ним. У нас формируются близкие отношения с домашними любимцами не только потому, что мы испытываем в этом эмоциональную потребность, но и потому, что мы можем распознавать их чувства. Как житель подножия Скалистых гор, я обожаю горные пейзажи, реки и источники, но я не чувствую к ним такой же привязанности, как к животным. Мне кажется, это потому, что ландшафты и водоемы не имеют чувств или какой-то своей точки зрения — они не способны чувствовать.

Разделяемые эмоции и их способность привлекать и склеивать подобно клею самых разных живых существ — вот что лежит в основе многомиллиардной индустрии, связанной с домашними животными в США. Более 60 процентов граждан США держат дома как минимум одно животное, более 55 процентов имеют кошку или собаку. Но разнообразие животных, выступающих, в особенности в мировом масштабе, в роли домашних любимцев, просто поражает: это грызуны, птицы, рыбы, амфибии, рептилии, насекомые, пауки, беспозвоночные и многие другие. Около 20 процентов американских домовладельцев держат дома птиц, более 600 миллионов аквариумных рыбок продается в Штатах ежегодно. Как в Соединенных Штатах, так и в Великобритании число домашних животных продолжает расти.

 

Особые взаимоотношения:

ДЕТИ И ЖИВОТНЫЕ

Я работаю с детьми в рамках программы Джейн Гудолл «Корни и побеги» («Roots & Shoots program»), задачей которой является развитие у детей уважения к животным, людям и окружающей среде. Это не очень трудно: дети — прирожденные натуралисты, и они легко устанавливают отношения со всевозможными существами. Дети являются одним из лучших примеров того могущественного влияния, которое оказывают на человеческую жизнь эмоции и сочувствие животных. Более 75 процентов детей в Соединенных Штатах имеют домашних животных, при этом дети скорее предпочтут жить с домашним любимцем, чем с родителями. Американские мальчики больше заботятся о животных, чем о своих пожилых родственниках или младших братьях. Подавляющее большинство детей считают своих животных «семьей» или «особыми друзьями» и наперсниками, а более 80 процентов позиционируют себя папой или мамой домашнего любимца. Оказавшись на необитаемом острове, более половины детей предпочли бы компанию животного кому-то из членов семьи. Детей также сильно волнует судьба бездомных животных.

Исследование 394 студентов университета показало, что те из них, кто в детстве рос с кошками или собаками, были более уверенны в себе, чем те, кто рос один. Исследование, проведенное в Хорватии, показало, что дети, которые имели собаку, были более сочувствующими и социально ориентированными, чем их сверстники, лишенные четвероногого друга. Дети, сильно привязанные к своим любимцам, значительно лучше характеризовали атмосферу в семье, чем те, кто был не очень привязан к ним. Общение с животными также помогает мальчикам и девочкам осознать, что у их четвероногих приятелей могут быть свои потребности, отличные от человеческих, и способствовать развитию представлений о сознании их питомцев: «У моих животных есть свои собственные убеждения и представления о мире».

Домашние любимцы могут стать социальным катализатором и помочь замкнутым и страдающим аутизмом детям стать более общительными. Термин «зоотерапия» был введен детским психологом Борисом Левинсоном (США) более четырех десятилетий назад и используется до сих пор. Он заметил, что замкнутые и необщительные дети открывались и начинали хорошо общаться, если его пес по имени Джинглс присутствовал на терапевтических сеансах.

Животные, являясь живым примером безусловной любви, помогают жертвам насилия уменьшить отрицательный эффект от полученной травмы и справиться с ней. В одном исследовании помощь животных детям, пострадавшим от сексуального насилия, оценивалась выше помощи человека. Они также поддерживают детей, переживающих развод родителей, болезнь или потерю члена семьи или близкого друга.

Ценность животных для жизни человека невозможно переоценить. Нас привязывают к ним их эмоции. Однако в то самое время, как мы нуждаемся в эмоциональной поддержке животных, многие из них могли бы прекрасно обойтись и без нас.

(Продолжение следует)

 
Главы из книги: Марк Беркофф "Эмоциональная жизнь животных"


Источник: http://lib.rus.ec
Share |
Категория: Азы духовности | Добавил: Талёна (24.06.2019)
Просмотров: 396 | Теги: природа, отношения, вегетарианство, психология, животные, эмоции | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
В этот день
23 июля

День флага (Республика Абхазия).
День работников СМИ (Южная Осетия).

Сегодня именины Александра, Даниила, Петра.

Громоносец. Грому в этот день придавали особое ...

В этот день родились:

Пётр Андреевич Вяземский
(1792), русский ...
Владимир Яковлевич Климов (1892), академик ... 

971 Русь и Византия ...
1687 В Париж прибыло ...
 
Нет правды в человеке, который ...
 



Мини-чат
200

Поиск

Статистика

Copyright MyCorp © 2019Сайт управляется системой uCoz